Последние комментарии

  • Юрий Трофименко20 февраля, 16:38
    В ЗАГСе жена вручает мужу колечко, он ей - банковскую карту. Служащий, регистрирующий их брак здесь же меняет её ПИН,...До женитьбы деньги были, а теперь не стало, так ли это?
  • ольга ястребцева20 февраля, 15:11
    Вокруг вас манипуляторы. А с ними одно общение - слово НЕТ знаете? Вот только через это слово. Или делать, как делает...Если вас задолбали, то сами и избавляйтесь от источника задалбывания!
  • Александр Косов20 февраля, 15:10
    Вы читать то умеете?) Не о том была заметкаЕсли вас задолбали, то сами и избавляйтесь от источника задалбывания!

Хорошо, однако, устроился! Все от том же "бабыдуры"

 

Обвиноватить тетю — святое дело. Еще и выгодное. Гешефт — процентов тыщу, как минимум.

Был у нас дизайнер. Мужчина в годах, импозантный, борода лопатой, окладистая. Он тем и жил, что баб виноватил. Ну, не в том смысле, что обвинял во всех смертных грехах, нет. Он наоборот, мужиком был галантным, с пониманием.

Обходительным.

Заведет себе даму, цветы ей, конфеты носит. Старается. Она тае-е-е-ет, как сливочное мороженое на  летнем асфальте, плавится от внимания, в любви, купается.

Честно-честно.  Одна так и признавалась:

— Плыву, девки! Вот он как подойдет, как посмотрит, так и плыву! А как заговорит — то все, пиши пропало.

Говорить дядя дизайнер умел. Чего у него не отнять было, как и окладистой бороды.

Тети обычно падали в руки как переспелые черешенки, что всех удивляло. Немолодой, не совсем обеспеченный, даже можно сказать совсем не обеспеченный. Жил в комнатушке, в общежитии, которое не общежитие, а уже вроде как комнаты приватизированные, только кухня одна на всех и туалеты массовые.

Это когда огромная зала санитарная  с раковинами, и кабинок много, а на каждой кабинке — замок висит, и по этим замкам можно степень обеспеченности хозяев определять.  Те, которые «почище» замочки вешали блестящие, с кодовым запором. У народа попроще замки порою и ржавые бывали, на ключах.

Откуда  подробности знаю–то…В этом самом туалете мы успокаивали тетю. Она сначала таяла, прямо как мороженое, а потом взяла, и переехала к нашему дизайнеру с окладистой бородой.

Я уже упоминала, что дядя говорить мастер был? Когда тети к нему переезжали он, немного погодя, включал пластинку:

— Милая, я подлец, я тебя недостоин! Бросай меня, милая, пока не испоганил тебе жизнь!

Тети делали большие глаза и начинали возражать — мол, ты что, любимый, какая шлея под хвост попала? У тебя такая… хм… окладистая борода, и вообще, не подлец совсем, а человек совершенно замечательный.

Таланты у него начинали искать разные, достоинства скрытые озвучивать. Клялись и божились, что никогда-никогда его не бросят,  следом пойдут в огонь и воду. Так на протяжении ну…какого-то времени. До тех пор, пока сами не начинали истово верить, какой мужик замечательный, и что они этого замечательного непременно-непременно ото всех комплексов спасут. И от проблем тоже спасут.

Тут  ведь как, опция жертвенности ради любимых штанов заложена в женщине изначально. Ее надо просто правильно и вовремя активировать. Даже такой нехитрой манипуляцией, что использовал дизайнер с окладистой бородой.

Историю дальше надо рассказывать, или сами уже догадались, как сюжет развивался? Жертва запутывалась в паутинке жалости окончательно,  а потом у дяденьки срывало крышу. Регулярно. Два раза в год. Как по расписанию. Импозантный наш дизайнер был запойным алкоголиком, да еще и с весьма нехорошими наклонностями: любил пьяненький нервы подругам своим трепать. Трепал профессионально, до срывов и истерических припадков доводил только в путь. Между «доводилками» истерически исполнял арию:

— Беги от меня пока не поздно! Думай о себе, благородная женщина, не думай обо мне! Как ты меня такого терпишь!

И как уйдешь? Он же благородной считает! Как бросить? Спасти, непременно спасти!

В результате этой спасательности, та, которая таяла, от его издевок взяла моду в туалете рыдать. Оттуда-то мы ее потом и увезли болезную. Родителям на руки сдали, со строгим наказом никуда не выпускать, пока ломка не пройдет.

Но самый цимес в том,  что каждая тетя, сбегавшая от товарища, чувствовала себя виноватой. Почему?  Ну, он же честный мужик, предупреждал, что подлец, и что жизнь испортит капитально.  Они клялись и божились, что выдержат, ан нет, сломались.  Он потом этим чувством вины хорошо пользовался. Звонил любой, если надо,  то бульончику привести, то парацетамолом напоить, то в комнате прибраться после очередного запоя. И, знаете,  неслись тети. Я же говорю, «виноватая» женщина, она выгодная…

Ну,  а манипуляторы  разные бывают.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх